Web rodari.ru




Джанни Родари

Приключения Чиполлино

Оглавление





ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
Гроза, которая никак не может кончиться

Ты продержали принца в навозной куче так долго, потому что в
этом  убежище  он чувствовал себя в большей безопасности, чем в
своей столице.
   "Здесь тихо, тепло и  спокойно,  --  думал  он,  то  и  дело
отплевываясь.  --  Я останусь здесь до тех пор, пока моя стража
не восстановит в городе порядок".
   Ведь этот надменный, жестокий, но трусливый  принц  удрал  с
арены,  не оглядываясь назад, и поэтому не знал, что его стража
перешла на сторону народа, его придворные попали в тюрьму  и  в
стране провозглашена свободная республика.
   Но,  когда хлынул дождь и холодные струи проникли в навозную
кучу, правитель изменил свое намерение.
   "Становится сыро, -- решил он,  --  надо  поискать  местечко
посуше!"
   Он заворочался, задрыгал ногами и в конце концов выбрался из
кучи.
   Тут  только  он  увидел, что находится в двух шагах от замка
графинь Вишен.
   "Ну и дурак же я! -- подумал он, протирая глаза, залепленные
грязью. -- Лежу в этой проклятой навозной куче и не подозреваю,
что отсюда рукой подать до графского замка,  где  так  тепло  и
уютно".
   Принц  отряхнулся  и  направился к воротам, но вдруг услышал
громкие голоса. Он спрятался за стог сена и пропустил мимо себя
какую-то шумную компанию. (Вы знаете, из  кого  она  состояла.)
Затем  принц  поднялся  по ступенькам замка и позвонил. Отперла
ему дверь Земляничка.
   -- Простите,  сударь,  хозяйки  наши  нищим  не  подают!  --
сказала девушка и захлопнула дверь перед самым его носом.
   Принц забарабанил в дверь кулаками:
   -- Отвори! Какой я нищий? Я -- правитель, принц Лимон!
   Земляничка  снова приоткрыла дверь и участливо посмотрела на
него.
   -- Бедняжка, -- сказала она со вздохом,  --  ты,  видно,  от
нужды с ума спятил!
   -- Какая там еще нужда? Я богат, я очень богат!
   --  Если посмотреть на тебя, так этого ни за что не скажешь,
-- ответила Земляничка, качая головой.
   -- Нечего тут разговаривать! Пойди доложи обо мне графиням.
   -- Что тут происходит? -- спросил синьор  Петрушка,  проходя
мимо и ожесточенно сморкаясь в свой клетчатый платок.
   --  Да  вот этот нищий уверяет, будто он принц. Должно быть,
сумасшедший.
   Синьор Петрушка мгновенно узнал правителя, хотя  узнать  его
было довольно мудрено.
   --  Я нарочно переоделся, чтобы поближе познакомиться с моим
народом, -- сказал принц Лимон, желая, видимо,  оправдать  свой
несколько необычный вид.
   --  Пожалуйте,  пожалуйте, ваше высочество, мы так счастливы
вас видеть! -- воскликнул синьор Петрушка,  пытаясь  поцеловать
грязную руку принца.
   Правитель  вошел в дверь, бросив мимоходом грозный взгляд на
Земляничку. Графини так и ахнули, увидев странного  гостя,  но,
узнав,  кто  он  такой,  принялись  наперебой  расхваливать его
заботу о подданных.
   -- О ваше высочество, вы промокли насквозь! Ни один принц на
свете не вышел бы на улицу в такую ужасную погоду.
   -- Я хотел узнать, как живет мой народ, -- ответил правитель
и при  этом  ничуть  не  покраснел:  ведь  лимоны  никогда   не
краснеют!
   --  Ваше высочество, каковы же ваши впечатления? -- спросила
графиня Старшая.
   -- Мой народ вполне счастлив и доволен, -- заявил принц.  --
Нет  народа  счастливее,  чем  мой. Вот только сейчас мимо меня
прошла очень веселая компания... Ей даже дождь нипочем.
   Принц и не знал, что говорит сущую правду: в этот  день  его
народ  был  и  в  самом  деле счастлив, потому что избавился от
своего правителя!
   -- Не угодно ли вашему высочеству потребовать лошадей, чтобы
вернуться во дворец? -- спросил синьор Помидор.
   -- Нет, нет, ни за что! -- с тревогой ответил  принц.  --  Я
подожду здесь, пока не кончится эта страшная гроза...
   --   Я  позволю  себе  почтительнейше  заметить,  --  сказал
несколько озадаченный синьор Помидор, -- что  гроза  уже  давно
прошла и на дворе снова сияет солнце.
   --  Солнце?  Сияет?  --  гневно  переспросил  принц.  -- Вы,
кажется, осмеливаетесь противоречить мне!
   -- Я просто не понимаю вашей дерзости, синьор,  --  вмешался
барон  Апельсин.  --  Если его высочество находит, что на дворе
гроза, значит, так оно и есть. Разве вы не слышите,  как  шумит
дождь?
   Все поспешили согласиться с бароном.
   --  Ах,  эта  гроза  никогда не кончится! -- сказала графиня
Старшая,  глядя  в  окно,  за  которым  после  недавнего  дождя
сверкали на чашечках цветов крупные капли.
   --  Ужасный  ливень! Посмотрите, так и хлещет, -- поддакнула
графиня Младшая, следя за тем, как  весело  играет  с  золотыми
рыбками в бассейне солнечный луч, прокравшийся из-за облачка.
   --   Слышите,  как  оглушительно  гремит  гром?  --  вставил
словечко и герцог Мандарин, затыкая  уши  и  закрывая  глаза  в
притворном ужасе.
   --  Земляничка,  Земляничка,  где  ты?  --  позвала  графиня
Старшая слабеющим голосом. -- Сейчас  же  прикрой  все  ставни!
Все!
   Земляничка  прикрыла  ставни, и в комнате стало темно, как в
погребе.
   Вскоре зажгли свечи, и большие  тени  запрыгали  по  стенам.
Синьора графиня Старшая вздохнула:
   -- Ах, какая ужасная ночная гроза!
   Принцу Лимону и в самом деле стало страшно.
   -- Жуткая ночь! -- сказал он, стуча зубами.
   Все остальные из вежливости тоже задрожали как в лихорадке.
   Синьор   Помидор  подошел  крадучись  к  окну  и,  чуть-чуть
приоткрыв ставню, рискнул доложить:
   -- Прошу прощения у вашего высочества, но мне  кажется,  что
гроза кончается.
   --  Нет-нет,  что  вы!  --  закричал  принц,  заметив  косой
солнечный луч, который попытался было проникнуть в комнату.
   Кавалер Помидор поспешил захлопнуть ставню и подтвердил, что
дождь по-прежнему льет как из ведра.
   -- Ваше  высочество,  --  робко  предложил  барон  Апельсин,
которому очень хотелось сесть поскорее за стол, -- не хотите ли
пообедать... то есть, виноват, поужинать?
   Но его высочеству не угодно было ни обедать, ни ужинать.
   --  В  такую  погоду,  --  сказал  он,  --  у меня не бывает
аппетита.
   Барон  не  мог  понять,  какое  отношение  имеет  погода   к
аппетиту,  но,  поскольку  все  согласились  с принцем, он тоже
согласился:
   -- Я ведь только предложил, ваше высочество.  Какая  уж  тут
еда! У меня у самого от молнии и грома так сдавило горло, что я
не смог бы проглотить и цыпленка!
   На самом же деле он был до того голоден, что с удовольствием
сгрыз  бы  пару  стульев,  если  бы не боялся противоречить его
высочеству.
   В конце концов принц, утомленный волнениями,  пережитыми  за
день,  крепко  заснул,  сидя  на  стуле. Его прикрыли одеялом и
потихоньку отправились в столовую ужинать. К этому времени и  в
самом деле стемнело.
   За  ужином  синьор Помидор ел очень мало, а потом попросил у
графинь разрешения встать из-за стола, так как  его  клонит  ко
сну.
   На  самом  же  деле синьор Помидор прокрался в сад и пошел в
деревню.
   "Что такое случилось? -- думал он, шагая по дороге. -- Принц
чем-то встревожен. Это очень подозрительно. Я не удивлюсь, если
окажется, что произошла революция".
   От этого слова у него забегали по спине мурашки. Он  отогнал
тревожную  мысль,  но  она  возвращалась снова и снова. Грозное
слово так и прыгало у него  перед  глазами,  пугая  его  каждой
своей  буквой:  Революция!!!  Р-Рим,  Е-Европа, В-Венеция и так
далее... Революция...
   Вдруг ему показалось, что кто-то  идет  за  ним  следом.  Он
притаился  за  изгородью  и  стал  ждать.  Через  минуту издали
показался  синьор  Горошек,  который  двигался  так  осторожно,
словно шагал по сырым яйцам.
   Адвокату   еще   в   столовой  поведение  кавалера  Помидора
показалось  подозрительным.  Увидев,  что  кавалер  выходит  из
комнаты, синьор Горошек поспешил отправиться за ним.
   "Здесь  что-нибудь  да  кроется,  --  думал  он. -- Не будем
терять кавалера из виду!"
   Синьор Помидор собирался уже выйти из  своего  убежища,  как
вдруг в отдалении мелькнула другая тень.
   Кавалер  еще ниже пригнулся за изгородью, чтобы дать и этому
пройти.
   Человек,  который  шел  за  синьором  Горошком,  был  синьор
Петрушка.  Он  заметил,  как  ускользнул из столовой адвокат, и
решил последить за ним. Своим непомерно большим и чутким  носом
воспитатель  Вишенки  почуял, что случилось что-то серьезное, и
не хотел оставаться в неизвестности.
   Однако синьор Петрушка и не  подозревал,  что  за  ним  тоже
следят. По его пятам крался герцог Мандарин.
   --  Я  нисколько  не  удивлюсь, если сейчас появится и барон
Апельсин, -- пробормотал синьор Помидор и затаил дыхание, чтобы
не выдать себя.
   Действительно, вскоре затарахтела тачка и  показался  барон.
Увидев,  что  герцог  куда-то  ушел, барон предположил, что его
знатный  родич  отправился  на  какой-нибудь  званый  ужин,  и,
конечно, решил составить ему компанию. Бедняга тряпичник тяжело
отдувался,  толкая  тачку  и не замечая в темноте ни ухабов, ни
камней на дороге. Скрипучая тачка, на которой  покоилось  брюхо
барона,  то  взлетала  вверх,  то падала в пропасть. При каждом
таком взлете и падении у барона захватывало дух, но  он  только
стискивал  зубы,  чтобы  не  выдать  себя  нечаянным криком или
стоном.
   Барон оказался в этой странной процессии последним.
   "Любопытно  узнать,  куда  это  они  все  направляются",  --
подумал синьор Помидор и вышел из-за изгороди.
   Так  они  и  ходили  всю ночь друг за другом: синьор Горошек
тщетно вглядывался в темноту, пытаясь найти  синьора  Помидора,
который   на  самом  деле  шел  позади  всех;  синьор  Петрушка
неотступно крался за адвокатом;  герцог  следовал  за  синьором
Петрушкой;  барон  не терял из виду герцога, а Помидор двигался
по следам  барона.  Каждый  внимательно  следил  за  движениями
переднего, не подозревая, что за ним самим шпионят.
   Несколько раз Горошек и Петрушка менялись местами: то синьор
Петрушка   при  помощи  ловкого  обходного  маневра  оказывался
впереди синьора Горошка,  то  Горошек  обгонял  Петрушку.  Так,
наблюдая  друг  за  другом, они кружили всю ночь и, разумеется,
ничего не узнали, а только выбились из сил.
   Под  утро  все  эти  господа  решили  вернуться   в   замок.
Встретившись   в   аллее  парка,  они  вежливо  раскланялись  и
осведомились о здоровье друг друга. О своих ночных  похождениях
они сочли нужным умолчать и наврали один другому с три короба.
   --  Где  это  вы  были?  -- спросил у синьора Горошка синьор
Помидор.
   -- Я был на крестинах у моего брата.
   -- Вот удивительно! Разве крестины бывают ночью?
   -- Днем у брата дела поважнее! -- отвечал адвокат.
   Кавалер Помидор  усмехнулся:  дело  в  том,  что  у  синьора
Горошка никаких братьев никогда не было.
   Петрушка  сказал, что ходил на почту отправлять письмо своим
давно  уже  не  существующим  родителям.  Герцог  и  барок,  не
сговорившись, объяснили, что ходили удить рыбу, хоть ни у того,
ни у другого не было при себе удочки.
   -- Как же это мы не встретились на берегу? -- спросил барон.
   -- Странно! -- сказал герцог.
   Все  так  устали,  что  шли  с  закрытыми глазами, и поэтому
только один из них разглядел, что на  башне  замка  развевается
знамя Свободы.
   Его  вывесили  ночью  Вишенка  и  Чиполлино.  Оба они сидели
теперь наверху, на башне, и ждали, что будет дальше.

Эпилог>>

<<Вернуться к оглавлению