Web rodari.ru




Джанни Родари

Могущество пустых банок

Оглавление




   Семейство  Дзербини  провело  выходной  день  в   горах   и   собралось
возвращаться в  город  по  дороге  через  Чивитавеккья.  Синьор  Дзербини,
большой любитель природы  и  порядка,  посоветовал  остальным  Дзербини  -
супруге Оттавии, сыновьям Анджело и Пьеро,  дочери  Розелле,  а  также  ее
жениху Пьерлуиджи - не оставлять после себя мусора:
   - Только не сгребайте в кучу, как обычно,  а  аккуратно  разложите  его
повсюду. Посмотрите на этот куст - вы не оставили  возле  него  ни  одного
бумажного стаканчика! Да, да, пусть каждое дерево получит свое!  Не  будем
пристрастны. Грязные бумажные салфетки положите вон туда, под тот  дуб.  А
пустые бутылки - под этот каштан. Вот так! Прекрасно получилось!
   Пустых бутылок было три - из-под пива,  оранжада  и  минеральной  воды.
Возле каштана они составили чудесный натюрморт.  Анджело  и  Пьеро  охотно
поиграли бы в тир, кидая в них камнями,  но,  к  сожалению,  уже  не  было
времени. Нужно было садиться  в  машину,  не  забыть  при  этом  приемник,
громкими гудками попрощаться с лесом и двигаться в путь.  И  они  поехали.
Вскоре стали спускаться с горы. Анджело и Пьеро сидели сзади  и,  глядя  в
окошко, строили рожицы едущим за ними  шоферам,  как  вдруг  с  изумлением
обнаружили, что бутылка из-под пива вовсе  не  осталась  под  каштаном,  а
ловко скачет за их машиной по шоссе, совсем рядом с бампером.
   - Смотри, папа! - дружно воскликнули  братья.  -  Бутылка  из-под  пива
бежит за нами!
   - Я посмотрю  в  чем  дело,  -  сказала  синьора  Оттавиа  мужу.  -  Не
отвлекайся от руля.
   Она  обернулась  и  увидела,  что  к   пустой   бутылке   из-под   пива
присоединились бутылки из-под оранжада и минеральной воды. Это милое  трио
прыгало, пританцовывало и старалось не отстать от машины.
   - Ну прямо как собачки, - заметила Розелла, и жених согласился с ней.
   - Ну-ка, папа, прибавь газу!  Давай  оторвемся  от  них!  -  предложили
Анджело и Пьеро.
   Но синьор Дзербини не мог прибавить скорость, потому  что  впереди  шла
машина, за которой тоже, постукивая по  асфальту,  бежала  пустая  бутылка
из-под пива. И с нею за компанию спешили банки из-под мясных  консервов  и
персикового компота. Пустые, разумеется. А следом за великолепной  машиной
самой последней марки, которая только что обогнала  скромную  малолитражку
синьора  Дзербини,  презрительно  фыркнув   на   нее   выхлопной   трубой,
прихрамывая и  перекатываясь,  подскакивая  и  кувыркаясь,  неслось  сразу
несколько бутылок из-под шампанского и минеральной  воды,  а  также  банки
из-под сардин и черной икры, дюжина пластмассовых тарелок и тому подобное.
Все вместе они производили чудовищный грохот - не хуже группы ударников!
   - Видите, - заметил синьор Дзербини, - за всеми  бегут,  не  только  за
нами. Однако, если б полетела шина, я думаю, было бы хуже.
   По виз Аурелиа тянулась уже целая вереница машин в сопровождении пустых
пластмассовых и стеклянных бутылок и жестяных консервных банок - каждая со
своим особым стуком и ритмом. Одни бежали совсем мелкими  шажками,  другие
делали огромные прыжки, и всех  сильно  заносило  на  поворотах.  В  целом
получалось довольно забавное зрелище, и синьор Дзербини даже вспомнил, что
мальчиком играл на медных тарелках в "джазе оглашенных", в  том  самом,  в
котором еще раньше играл на мусорном ведре и на печной трубе его дядя.
   Теперь Анджело и  Пьеро  попросили  отца  замедлить  ход.  Им  хотелось
посмотреть на пролетавшие мимо  роскошные  гоночные  машины,  за  которыми
мчались, не утрачивая своей элегантности,  небольшие  оплетенные  соломкой
бутылки, огромные пяти- и десятилитровые бутыли и разные другие  достойные
внимания сосуды.
   Некоторое  затруднение  возникло  дома  -  у  лифта.  Пустые   бутылки,
принадлежавшие семейству Дзербини, первыми прошли в кабину,  не  пропустив
вперед даже синьору Оттавию, и пока поднимались вверх, ни минуты не стояли
спокойно. Они отдавили ноги ребятам, порвали колготки Розелле,  залезли  в
отвороты брюк Пьерлунджи. Словом, ясно было, что  прогулкой  они  остались
недовольны. Войдя в квартиру, бутылки принялись носиться  по  коридору,  а
затем забрались в спальню.
   Пивная бутылка залезла под подушку  синьора  Дзербини,  бутылка  из-под
оранжада устроилась под ковриком на полу,  а  бутылка  из-под  минеральной
воды ушла в ванную. О вкусах, как говорится, не спорят.
   Ребят все это очень забавляло. Взрослых уже не очень.  Розелла  немного
успокоилась после разговора по телефону  с  Пьерлуиджи.  Он  позвонил  ей,
чтобы пожелать спокойной ночи, и заодно сообщил:
   - Знаешь, в моей постели оказалась банка из-под очищенных помидоров!  А
ведь я никогда не ем макароны с томатным соусом!
   Банки и бутылки заснули быстро. Спали не толкаясь и не храпели. Словом,
никому не мешали. Утром они раньше  всех  пошли  в  ванную  и  не  бросили
полотенца где  попало,  а  повесили  на  место.  Вскоре  взрослые  и  дети
разошлись по своим делам - кто в школу, кто на работу. А  синьора  Оттавиа
отправилась на рынок. Бутылки остались дома. Только теперь пустых емкостей
было уже четыре, потому что из  мусорного  ведра  выскочила  банка  из-под
молотого кофе, с  новенькой  этикеткой,  и  сразу  же  принялась  наводить
порядок в раковине. Она с грохотом  переставляла  тарелки  и  стаканы,  но
ничего не разбила.
   "Пожалуй, сегодня я не буду покупать продукты в банках и  бутылках",  -
решила синьора Оттавиа.
   По дороге ей то и дело встречались пустые банки и бутылки, которые  шли
по своим делам, строго  соблюдая  правила  уличного  движения:  улицу  они
переходили только на зеленый свет.  Вдруг  синьора  Оттавиа  увидела,  что
какой-то синьор сунул в урну коробку из-под обуви. Но едва он  отвернулся,
как коробка выскочила из урны и - топ-топ-топ! - поспешила следом за ним.
   - Слава богу, хоть  тут  ни  для  кого  нет  привилегий!  -  облегченно
вздохнула синьора Оттавиа.
   Во время обеда три бутылки и кофейная банка семейства  Дзербини  сидели
на балконе - дышали свежим воздухом.
   - Интересно, что они  собираются  делать  дальше?  -  спросила  синьора
Оттавиа.
   - По-моему, толстеть, - ответил синьор Дзербини.
   - То есть?
   - А  ты  посмотри!  Видишь,  бутылка  из-под  пива  стала  двухлитровой
бутылью. Сколько кофе было в этой банке?
   - Полкило...
   - Ну вот! А теперь в ней уместится пять кило, если не больше.
   - Отчего же они так растут? Чем они питаются?  -  удивились  Анджело  и
Пьеро, проявив научный интерес к проблеме.
   - Очевидно, пустотой. Ведь они же пустые! - объяснил синьор Дзербини.
   Вечерние  газеты  подтвердили  его  догадку.  Они   привели   заявление
профессора  Банки-Банкини,  специалиста  по  таре  и   упаковке,   доцента
коробковедения и консервологии, в котором говорилось:
   "Речь идет о совершенно нормальном явлении.  По  причине,  которая  нам
неведома и которую мы называем "причиной икс", пустые  сосуды  определенно
стремятся стать еще более  пустыми.  Для  этого  они,  разумеется,  должны
увеличиться в объеме. Нас крайне интересует, лопнут они в конце концов или
нет".
   - О боже! - воскликнула синьора Оттавиа, заметив,  что  бутылка  из-под
минеральной воды стала сзади нее и, заглядывая через плечо, читает газету.
   А к вечеру эта  бутылка  стала  выше  холодильника.  Две  другие  почти
догнали ее в росте. Банка из-под кофе раздулась,  как  шкаф,  и  заполнила
собой половину детской комнаты, куда заглянула из любопытства.
   - Профессор сказал, что это совершенно нормальное явление,  -  успокоил
жену синьор Дзербини. -  Иными  словами,  нефеноменальный  феномен,  ясно?
Впрочем, ты ведь не разбираешься в феноменологии.
   - Я не разбираюсь, спору нет, - вздохнула синьора Оттавиа. - Но ты зато
отлично разбираешься. Вот и скажи мне, где мы будем спать сегодня ночью?
   Говоря это, синьора  Оттавиа  повела  мужа  в  спальню  и  показала  на
кровать. На ней удобно устроились бутылки из-под пива и оранжада -  словно
две горы, накрытые одеялом, а на  подушках  сладко  спали  два  горла  без
голов, вернее - без пробок.
   - Ничего, ничего, - опять успокоил жену глава семьи. - В тесноте, да не
в обиде! Тут и для нас места хватит.  Нельзя  же  в  конце  концов  думать
только о себе.
   За неделю банка из-под кофе так растолстела,  что  заняла  всю  детскую
комнату. Пришлось прямо в нее поставить  кровати  и  тумбочки.  Анджело  и
Пьеро забавлялись игрой в консервированный зеленый горошек.
   В комнате Розеллы вырос такой большой тюбик из-под  крема,  что  в  нем
легко  уместились  диван-кровать,  трюмо,  многотомное  издание   "Мастера
живописи",  три  большие  вазы  с  цветами,  рекламная   афиша   "Битлзы",
проигрыватель,  восточные  туфельки,  которые  жених  привез  Розелле   из
Сараева, а также большая корзина, где хранились куклы и иногда спал кот.
   На кухне бутылищи из-под минеральной воды хватило ума расти не вширь, а
только в длину, и теперь она торчала из окна,  словно  пушечное  дуло.  Из
многих окон соседних домов тоже торчали такие  стеклянные  дула,  так  что
удивляться не приходилось.
   Бутылки,  спавшие  в  постели   супругов   Дзербини,   тоже   росли   в
горизонтальном направлении и нисколько не мешали им двигаться по  комнате.
Кроме того, в этом оказалось и свое преимущество - каждый мог теперь спать
в своей бутылке.  Синьора  Оттавиа  выбрала,  разумеется,  бутылку  из-под
оранжада - она терпеть не  могла  запах  пива.  Очень  интересно  было  бы
посмотреть на них ночью, когда они лежали в своих бутылках, словно  модели
парусников, сделанные каким-нибудь старым морским волком или  каторжником,
трудившимся над ними с бесконечным терпением. Но посмотреть нельзя -  ведь
на ночь они гасят свет.
   Нечто подобное происходило во всех других домах в городе.  Люди  быстро
научились залезать в бутылки и вылезать  из  них,  а  также  из  банок,  в
которых  прежде  было  варенье  или  свежезамороженные  фрукты.   Адвокаты
принимали теперь клиентов, сидя в коробках  из-под  обуви  или  в  книжных
футлярах. В каждой семье нашлись свои  пустые  емкости,  и  каждая  пустая
емкость имела свою семью. Жить в банке  или  в  коробке  оказалось  вполне
удобно.
   Емкости, которым не нашлось места  в  домах,  что  вполне  понятно  при
нынешнем жилищном кризисе, расположились на площадях, улицах,  в  садах  и
скверах, заняли окрестные холмы. Огромная банка  из-под  мясных  консервов
накрыла памятник Гарибальди.  Закрученная  консервным  ножом  крышка  этой
банки немного мешала движению транспорта. Но городские власти, как всегда,
позаботились о людях. Они построили над крышкой легкий деревянный  мостик,
и машины без  труда  преодолевали  это  препятствие.  Розелла  встречалась
теперь со своим женихом в банке из-под соленых грибов - там стояла зеленая
скамеечка. Мечтать, как известно, можно где угодно, было бы о чем. А запах
грибов даже приятен.
   Впрочем, кому какое дело до мелких забот семейства Дзербини? У  каждого
из ста тысяч жителей города были такие же заботы. Могущество пустых  банок
ставило другие, куда более важные проблемы. Однажды утром огромная коробка
из-под макарон "Мамбретти" ("Если  они  не  "Мамбретти",  то  это  уже  не
спагетти!") одним махом проглотила Колизей. В полдень того  же  дня  купол
святого  Петра  исчез  в  большой  железной   банке,   на   которой   даже
невооруженным  глазом  и  на  большом  расстоянии  можно  было  прочитать:
"Мармелад". Газеты сообщили, что синьора Сеттимиа  Дзерботти  родила  двух
близнецов в банке, и муж на радостях подарил ей  золотой  консервный  нож.
Телевидение передавало  прямые  репортажи  о  том,  как  консервные  банки
заглатывали гору Червино, Эйфелеву башню и Виндзорский замок. Как  всегда,
превосходно комментировал события Тито Жестянкини.
   Тем временем один западногерманский астроном  обменивался  шифрованными
телеграммами  со  своим  американским  коллегой.  Оба  заметили   какой-то
странный  предмет,  который,  похоже,  двигался  из  глубин   космоса   по
направлению к Земле.
   - Не комета ли это, профессор Бокс?
   - Не думаю, профессор Шахермахер, хвоста ведь нет!
   - Это верно. Однако какая странная форма... Похоже на...
   - На что, профессор Шахермахер?
   - А, вот на что! На коробку! На очень большую коробку!
   - Действительно! Прямо какая-то суперкоробка! В ней уместится, пожалуй,
не только Земля, но и Луна!
   - Кстати, профессор Бокс, вы получили коробку из-под сигар,  которую  я
вам послал?
   - Да, спасибо! В ней очень удобно спать. А вы получили мою банку из-под
крабов?
   - Ну как же! Я устроил в ней библиотеку и поставил стереопроигрыватель.
   - Тогда спокойной ночи, профессор Шахермахер!
   - Спокойной ночи, профессор Бокс!