Web rodari.ru




Джанни Родари

Для кого прядут три старушки

Оглавление




   Ох и зловредные же были боги в древних мифах! Однажды,  например,  Зевс
обидел Аполлона, просто так, из прихоти. Аполлон не  забыл  этого  и,  как
только представился случай,  отомстил  ему  -  убил  нескольких  циклопов,
одноглазых чудовищ.
   Спрашивается, что общего  между  маслом  и  железной  дорогой  и  какое
отношение имеют циклопы к Зевсу?
   Имеют! И самое прямое! Ведь они поставляют ему молнии. Зевс  надышаться
на них не мог. Ведь не было другой фирмы, которая  производила  бы  молнии
такого же отличного качества, как эта. Когда же  ему  сказали,  что  из-за
Аполлона приостановилось их производство, Зевс не на шутку  разгневался  и
послал ему обвинение в преступлении.  Пришлось  Аполлону  предстать  перед
Зевсом - все-таки как-никак царь богов.
   - Так, мол, и так, - сказал Зевс. - В наказание отправишься  в  ссылку.
На землю. На семь лет. И все это время будешь  прислуживать,  словно  раб,
Адмету, королю Фессалии.
   Аполлон не стал спорить с Зевсом. Он был парень сильный, здоровый, умел
расположить к себе. С Адметом они жили в согласии и  даже  подружились.  А
спустя  семь  лет  Аполлон  вернулся  на  Олимп.  Идет  он  домой,  а  его
приветствуют с балкона какие-то  старушки,  которые  сидят  там  и  прядут
пряжу.
   - Как поживает ваш ревматизм? - вежливо осведомился он.
   - Не жалуемся, - ответили три старушки - три Парки.
   (Догадались? Ну да, те самые богини, от которых зависит судьба  каждого
человека на земле - с самого рождения  до  смерти.  Каждому  человеку  они
прядут нить его судьбы, а когда обрезают ее, то человек, значит, уже может
писать завещание.)
   - Вижу, работа у вас продвинулась, - заметил Аполлон.
   - Что верно, то верно. Эту нить мы уже, пожалуй, закончили.  А  знаешь,
кстати, чья она?
   - Нет.
   - Короля Адмета. Нам осталось прясть всего два или три дня.
   "Черт возьми! - подумал Аполлон. - Вот не повезло  бедняге.  Я  оставил
его в добром здравии, а он, оказывается, вот-вот умрет".
   - Послушайте, - сказал он старушкам, - Адмет мой друг. Не могли  бы  вы
дать ему пожить еще несколько лет?
   - Каким же это образом? - удивились Парки. - Мы ничего не имеем  против
него. Прекрасный человек! Но раз пора, значит, пора. Смерть  должна  взять
свое.
   - Но ведь он не так уж и стар!
   - Дело не в возрасте, сокровище наше! А ты что, очень дружен с ним?
   - Ну да, я же сказал вам, что мы большие друзья!
   - Пожалуй, мы могли бы сделать так. Мы могли бы оставить  его  нить  на
некоторое время в покое и не  рвать  ее,  но  при  одном  условии  -  если
найдется человек, который согласится умереть вместо него. Согласен?
   - Еще бы! Спасибо большое!
   - Не за что!
   Аполлон даже не забежал домой посмотреть почту, а сразу же вернулся  на
землю и поспешил к Адмету, Тот как раз собирался в театр.
   - Послушай, Адмет, - сказал он. - Так, мол, и так и так далее.  Словом,
ты был на волосок от смерти, но теперь зато надо устроить другие похороны.
Найдешь кого-нибудь, кто согласится лечь вместо тебя в гроб?
   - Да уж наверное, - ответил Адмет, наливая себе рюмочку вина  покрепче,
чтобы прийти в себя от испуга. - Король я или не король? Моя жизнь слишком
важна  для  государства!  Черт   возьми,   ты,   однако,   заставил   меня
поволноваться!
   - Что поделаешь! Се ля ви! [Такова жизнь! (фр.)]
   - Нет, нет! Тут как раз наоборот...
   - Ну ладно, чао!
   - Чао, Аполлон, чао! Даже не знаю, как и благодарить тебя.  Пошлю  тебе
ящик того вина, которое так нравилось тебе когда-то.
   "Черт возьми! - подумал Адмет,  едва  остался  один.  -  Надо  же,  как
получается! Хорошо еще, что у меня есть знакомства в верхах!"
   И он велел позвать своего самого  верного  слугу,  рассказал  ему,  как
обстоят дела, дружески хлопнул его по плечу и велел приготовиться.
   - К чему, ваше величество?
   - И ты еще спрашиваешь? К смерти, разумеется. Не откажешь ведь ты мне в
этой услуге?! Разве я был плохим хозяином для тебя? Разве не  платил  тебе
всегда сверхурочные, не давал ссуды и тринадцатую зарплату?
   - Конечно, конечно.
   - Вот и я так думаю. Так что поторопись, не  теряй  времени  даром.  Ты
подумай о смерти, а я позабочусь обо всем остальном - похороны по  первому
разряду, мраморное надгробие, пенсия вдове, стипендия сыну... Согласен?
   - Согласен, ваше величество. Завтра утром буду готов.
   - Почему завтра утром? Никогда не надо откладывать на  завтра  то,  что
можно сделать сегодня!
   - Мне нужно написать письма, сделать кое-какие распоряжения...
   - Ну ладно, завтра утром. Только пораньше.
   - На рассвете, сир, на рассвете.
   Однако на рассвете верный слуга был уже далеко в море,  на  финикийском
корабле, который увозил его в Сардинию. И нельзя было даже напечатать  его
фотографию в газетах под рубрикой "Кто  его  видел?",  потому  что  газеты
тогда еще не были изобретены. И фотография тоже.
   Для Адмета это был тяжелый удар. Он  даже  заплакал.  Вот  и  доверяйся
после этого верному слуге в трудную минуту.
   Адмет велел подать карету и отправился к  родителям,  которые  жили  за
городом в прелестной вилле с паровым отоплением и прочими удобствами.
   - Что ж, - сказал он, - вы единственные люди, кто  по-настоящему  любит
меня.
   - О да, в этом ты можешь не сомневаться!
   - Вы единственные, к кому я могу обратиться с любой просьбой!
   - Хочешь  попробовать  эту  прекрасную  редиску  с  нашего  огорода?  -
осторожно спросили старики.
   Когда же они узнали, что ему нужно, у них начался нервный тик.
   - Адметик, - сказали они, - мы дали тебе  жизнь,  а  теперь  ты  хочешь
взамен взять нашу. Вот так благодарность!
   - Но вы ведь одной ногой и так уже стоите в могиле!
   - Вот придет наш час, тогда и умрем. А пока еще рано.  И  тогда  мы  не
станем просить тебя умереть вместо нас.
   - Понимаю, понимаю. Очень вы меня любите, конечно, очень...
   - И он еще недоволен! Это после  того,  как  мы  оставили  ему  трон  и
виноградник.
   Адмет машинально взял редиску с тарелки, которую мать  поставила  перед
ним, и положил ее в рот. Потом выплюнул ее, вскочил в карету и вернулся  в
свое королевство.
   Одного  за  другим  стал  он  вызывать  своих   министров,   генералов,
адмиралов,  придворных,  мажордомов,  адвокатов,  нотариусов,  астрологов,
драматургов, богословов, музыкантов, поваров, егерей... И все они один  за
другим отвечали:
   - Ваше величество, я бы со всей радостью умер за вас,  но  у  меня  три
старые тетушки! Что будет с ними?!
   - Сир, хоть сию минуту, немедленно! Но я только вчера ушел в отпуск...
   - Хозяин, поймите бога ради, я же должен закончить свои воспоминания...
   - Подлецы! - вскричал Адмет,  топая  ногами.  -  Выходит,  все  вы  так
боитесь смерти? Я прикажу отрубить  вам  головы!  Мне  это  все  равно  не
поможет, потому что только доброволец может спасти меня, зато я по крайней
мере умру не один... И мы всей компанией отправимся в ад.
   Придворные заплакали, застучали от страха зубами. Адмет приказал сунуть
всех до одного в самую мрачную камеру, а палачу велел наточить топор.  Сам
же тем временем пошел к жене  выпить  апельсинового  соку,  чтобы  утолить
жажду.
   - Альчести, дорогая, - сказал он ей с обреченным видом, - нам  придется
проститься раз и навсегда. Так, мол, и так. Парки и так далее.  Аполлон  -
настоящий друг и  тому  подобное.  Все  очень  любят  меня,  но  никто  не
соглашается умереть вместо меня.
   - Из-за этого ты так расстраиваешься? А меня почему не спросил?
   - Тебя?
   - Ну конечно! Я умру вместо тебя. Это так просто.
   - Ты с ума сошла, Альчести! Я не перенесу этого! Ты  не  представляешь,
как я буду плакать на твоих похоронах!
   - Поплачешь, а потом все пройдет.
   - Нет, не пройдет.
   - Да уж поверь мне, пройдет, и ты еще будешь долго жить,  счастливый  и
довольный.
   - Думаешь?
   - Уверяю тебя!
   - Ну тогда... Если так... Раз ты так хочешь...
   Они расцеловались на прощание. Альчести ушла в свою комнату  и  умерла.
Королевство огласилось плачем и криками. Адмет рыдал громче всех.  Тем  не
менее выпустил на свободу министров, поваров и всю прочую компанию,  велел
звонить по усопшей и приспустить флаги, вызвал  представителя  похоронного
бюро и договорился с ним о похоронах. И когда он  обсуждал,  какие  должны
быть ручки у гроба, слуга объявил ему, что пришел гость.
   - Геракл, друг мой!
   - Чао, Адмет! Я тут шел мимо, по пути в сады  Гесперид,  где  мне  надо
украсть золотые яблоки, и решил заглянуть к тебе ненадолго.
   - И прекрасно сделал! Я б тебе не простил, если б ты не зашел ко мне.
   - Кстати, - сказал Геракл, - я вижу, у вас траур.
   - Да, - ответил Адмет торопливо, - умерла тут  одна  женщина.  Но  тебе
незачем огорчаться. Гость для нас дороже всего. Я  велю  приготовить  тебе
хорошую ванну, а потом мы поужинаем и вспомним старые добрые времена.
   Легендарный гигант отправился принимать ванну, Это было весьма  кстати.
Постоянно совершая свои героические подвиги, убивая чудовищ, чистя Авгиевы
конюшни и делая разного рода другие тяжелые и трудные работы, он, конечно,
не часто имел возможность принять душ. Он  с  удовольствием  потирал  себе
спину щеткой и напевал любимую песенку:

   О, Геракл,
   Мой Геракл,
   Ты силен, как Геракл,
   Ты...

   - Господин, - шепнул ему слуга, - вам бы не следовало петь, ведь умерла
наша добрая хозяйка.
   - Что? Кто умер?
   Словом, Геракл все узнал и очень удивился, что Адмет не сказал ему, как
обстоят дела. Бедная Альчести! И бедный Адмет!  Он  чуть  не  расплакался,
когда подумал...
   - А зачем, собственно, плакать! - воскликнул он, выскочив из  ванны.  -
Тут надо действовать, а не плакать! Эй, кто там... Слуга! Где моя  палица?
Кажется, я оставил ее в прихожей, рядом с зонтиком.
   Геракл схватил свою палицу, побежал на кладбище и спрятался  у  могилы,
где должны были похоронить Альчести. И  когда  увидел  Смерть,  бесстрашно
набросился на нее  и  давай  дубасить  своей  палицей.  Смерть  защищалась
ударами косы, но так как она была  умна,  то  быстро  поняла,  что  Геракл
сильнее ее, и пошла на попятную.
   Геракл радостно рассмеялся и, напевая песенку, вернулся в  королевство.
Люди неодобрительно смотрели на него: кто же поет, когда в  стране  траур!
Но он знал, что делает.
   - Адмет! Адмет! Все в порядке.
   - Что в порядке?
   - Я прогнал эту старуху с косой! Альчести будет жить!
   Адмет побледнел так, что  белее  уже  и  нельзя  быть.  И  страх  вновь
обрушился на него. Он услышал чьи-то шаги. Обернулся... Это была Альчести!
Живая! Она шла к нему с таким видом, будто хотела попросить прощения...
   - Так вы недовольны? - растерялся Геракл. -  В  чем  дело?  Давайте  же
веселиться!
   Но где там! Казалось, похороны только начались, Адмет упал в  кресло  и
задрожал так, что на него было жалко смотреть. Альчести  стояла,  виновато
опустив глаза.
   - Ну так я же... - сказал Геракл, вытирая со лба  пот.  -  Я  же  хотел
порадовать вас, а выходит вроде наоборот...  Да,  в  наши  дни  не  всегда
угадаешь, как вести себя  с  друзьями!  Ну  ладно,  я,  пожалуй,  пошел...
Пишите, если что...
   И он ушел недовольный, помахивая своей палицей. Адмет прислушался.  Ему
показалось, он слышит какой-то очень  далекий  шум...  Где-то  далеко,  на
своем балконе три старушки прядут... Прядут. Интересно для кого...