Web rodari.ru




Джанни Родари

Джельсомино в Стране Лгунов

Оглавление




Глава двадцать первая,
в которой Джельсомино, чтобы никого не обидеть, забивает гол, 
а за ним и другой

   Эта история будет совсем закончена, когда я сообщу вам самые  последние
новости. Дело в том, что, торопясь дописать  предыдущую  главу,  я  совсем
забыл, что в кармане у меня лежат заметки, которые я сделал  в  тот  день,
когда Джельсомино рассказал мне о своих приключениях в Стране  Лгунов.  Из
этих заметок явствует, в частности, что никто, никогда, нигде и ничего  не
слышал больше о короле Джакомоне. Поэтому я даже не могу вам сказать, стал
ли он порядочным человеком или же пиратская натура  взяла  в  нем  верх  и
опять повлекла по дурной дороге.
   Из этих заметок я узнал также, что Джельсомино, который был,  в  общем,
доволен своими делами, проходя по главной площади, каждый  раз  чувствовал
себя так неловко, словно в ботинок ему попал камешек.
   - Разве так уж нужно было разрушать дворец и  превращать  его  в  груду
развалин? - упрекал он себя. - Разбей я лишь несколько  стекол,  Джакомоне
все равно бы только и видели. А потом можно было бы позвать стекольщика, и
все было бы в порядке.
   Но вскоре Бананито позаботился о том, чтобы  избавить  друга  от  этого
камешка. Он  восстановил  дворец  своим  обычным  способом  -  при  помощи
нескольких листов бумаги и коробки красок. Он потратил на это полдня и  не
забыл даже про балкон. И когда на фасаде нового  дворца  появился  балкон,
люди потребовали, чтобы Бананито поднялся на него и произнес речь.
   -  Послушайте  моего  совета,  -  сказал  Бананито,  -  издайте  закон,
запрещающий кому бы то ни было произносить речи с этого балкона. К тому же
я художник, а не оратор. А если вам  так  уж  хочется  услышать  речь,  то
обратитесь лучше к Джельсомино.
   В этот момент на балконе появился Цоппино:
   - Мяу! Мяу! Курняу!
   Люди зааплодировали ему и не стали больше требовать никаких речей.
   Из другого листка, найденного в кармане, я узнал, что тетушка Панноккья
стала директором института по охране бездомных котов. И это очень  хорошо.
Уж теперь-то можно не опасаться,  что  кто-нибудь  заставит  котов  лаять.
Ромолетта вернулась в школу и сейчас, наверное, сидит в классе. Только  не
за партой, а за столом -  у  нее  было  достаточно  времени,  чтобы  стать
учительницей.
   И наконец, на самом маленьком  листке  я  нашел  только  одну  строчку:
"Война закончилась со счетом один-один". Вы только подумайте - я  чуть  не
забыл рассказать вам о войне!
   Это произошло через несколько  дней  после  бегства  короля  Джакомоне.
Оказывается,  Джакомоне,  рассчитывая  на  пушки,  которые  нарисует   ему
Бананито с помощью своего карандаша, втайне  от  своих  подданных  объявил
войну одному из соседних государств. Самую настоящую войну, так что  армии
обоих государств уже  отправились  к  границе,  чтобы  встретиться  там  и
сражаться не на жизнь, а на смерть.
   - Но мы совсем не хотим воевать, - заявили новые министры. - Мы  же  не
такие пираты, как Джакомоне...
   Один  журналист  отправился  к  Джельсомино,  который  теперь   всерьез
занимался музыкой, готовясь выступить с настоящим концертом.
   - Что вы думаете о войне? - спросил его журналист.
   - О войне? - удивился Джельсомино. -  Предложите  противникам  устроить
вместо  войны  хорошую  футбольную  встречу.  Если  при  этом  и  окажется
несколько ушибленных коленок, то крови, во всяком случае, прольется  очень
мало.
   К счастью, эта мысль пришлась по душе и другой стороне, потому что  там
тоже никто не хотел  воевать.  И  вот  в  одно  из  ближайших  воскресений
состоялся футбольный матч. Само собой разумеется, что Джельсомино болел за
свою команду и так увлекся,  что  в  один  из  самых  острых  моментов  не
выдержал и закричал: "Бей!" Тут  мяч  влетел  прямехонько  в  сетку  ворот
противника, как это уже случилось в самой первой главе.
   Но в ту же минуту Джельсомино закричал:
   - Мы хотим только честной победы. В  спорте  не  должно  быть  никакого
обмана!
   И немедленно забил гол в другие ворота. Я уверен, что на его  месте  вы
бы, конечно, сделали то же самое.

<<Вернуться к оглавлению