Web rodari.ru




Джанни Родари

Как болел Тино

Оглавление




   Жил в Милане один бухгалтер. Звали его Бьянки и  работал  он  в  банке.
Жену его звали синьора Роза. И был у них маленький сын, совсем маленький -
еще грудной. Был он  красивый,  очень  славный,  черноволосый,  с  умными,
живыми глазами - словом, замечательный ребенок.
   Звали его Джованни-Баттиста, но имя это казалось  слишком  длинным  для
такого маленького мальчика, и родители звали его просто Тино.
   Поначалу Тино рос нормально, как все дети. Исполнился ему годик,  затем
второй, а вот когда пошел третий, появились вдруг у него  первые  признаки
какой-то совершенно необычной болезни.
   Однажды синьора Роза, возвратившись из магазина, увидела,  что  мальчик
сидит на полу, на ковре, и играет с резиновой игрушкой. И  тут  у  синьоры
Розы сжалось сердце... Тино... Ее Тино вдруг показался ей очень маленьким,
гораздо меньше, чем он  был  до  того,  как  она  ушла  в  магазин...  Она
бросилась к нему, взяла на руки, стала звать, ласкать... Ну слава богу, ей
только показалось! Тино был такой же  большой  и  такой  же  тяжелый,  как
прежде, и так же весело играл с резиновой лошадкой.
   В другой раз бухгалтер Бьянки и синьора Роза на минуту оставили Тино  в
гостиной, а вернувшись, страшно удивились:
   - Тино!
   - Тино!
   Мальчик поднял на них глаза  и  улыбнулся...  Синьора  Роза  облегченно
вздохнула:
   - О господи, как я испугалась!
   - И я тоже!
   - Мне показалось, что он вдруг... как будто уменьшился - стал худеньким
и совсем маленьким.
   - И мне тоже в первую минуту показалось, что  он  стал  маленьким,  как
кукла.
   - Что же это было?
   - Странно, что мы оба...
   - Знаешь, а ведь так уже было однажды. Я вернулась из  магазина,  а  он
сидит такой маленький-маленький, совсем крохотный...
   В тот день бухгалтер Бьянки и синьора Роза более или менее успокоились.
Но потом такая же история повторилась еще несколько раз.  Тогда,  понятное
дело, они решили обратиться к врачу. Врач осмотрел Тино, измерил его рост,
вес, велел ему произнести "тридцать  три",  попросил  покашлять,  послушал
легкие, сунув ложечку в рот, посмотрел горло и наконец сказал:
   - По-моему, прекрасный ребенок. Крепкий, здоровый, совершенно здоровый!
   - Но, доктор... Как же тогда понимать...
   - Как понимать?.. Давайте проведем опыт. Выйдем из комнаты, оставим его
на минутку одного и посмотрим, что будет.
   Так и сделали - вышли из комнаты, стали за  дверью,  прислушались  и...
ничего не услышали! Тино не плакал и не двигался,  словно  его  там  и  не
было. А вернувшись в комнату, они увидели, что Тино опять стал  маленьким,
совсем маленьким, просто крохотным. Но только на несколько мгновений! Едва
он увидел папу, маму и доктора, тотчас снова стал таким же, как прежде,  -
замечательным краснощеким крепышом и для  своего  возраста  даже  довольно
крупным.
   Тогда доктор сказал:
   - Я понял! Я понял, в чем дело! Это не просто  болезнь.  Это  редчайшее
явление. Такое отмечали только однажды в Америке, сто лет назад.
   - Что же это такое? - заволновался бухгалтер Бьянки.
   - Это опасно? - забеспокоилась синьора Роза.
   - Нет, не опасно, думаю, что нет. Это... Как бы вам сказать...
   - Что же это?
   - Скажите, доктор, не мучайте нас!
   - Успокойтесь, синьор, - ответил врач,  -  нет  никаких  оснований  для
волнений. Просто ваш ребенок совсем не может  оставаться  один.  Когда  он
остается один, он уменьшается. Вот и  все.  Ему  непременно  нужно  чье-то
общество, понятно?
   - Но мы никогда не оставляем его одного!
   - Почти никогда...
   - Понимаю, понимаю. Но речь идет не об этом. Ребенок  должен  играть  с
детьми своего возраста, вы понимаете? С братиком, с  друзьями,  соседскими
детьми. Очевидно, надо отправить его в детский  сад,  чтобы  у  него  были
товарищи по играм. Вы меня поняли?
   - Да, доктор.
   - Спасибо, доктор. А долго он будет болеть?
   - Как это - долго?
   - Я хочу сказать... Когда он вырастет, ему тоже нельзя будет оставаться
одному? Он так же будет уменьшаться?
   - Сейчас трудно сказать, - ответил доктор. - Но даже если б это было  и
так, может, это не так уж плохо?
   Бухгалтер Бьянки и синьора  Роза  вернулись  с  маленьким  Тино  домой,
впрочем, не такой уж он был теперь и маленький, и стали заботиться  о  нем
еще больше. Со временем у Тино появился братик, сам  он  пошел  в  детский
сад, потом в школу, рос высоким, здоровым, умным и очень живым ребенком. К
тому же он был добрым мальчиком, и все любили его, потому что  он  никогда
сам не затевал драк и всегда старался помирить  драчунов.  Потом  он  стал
юношей, поступил в университет...
   Однажды - ему было уже двадцать лет - он  сидел  у  себя  в  комнате  и
занимался. На этот раз он был один, хотя обычно у него  всегда  собирались
друзья и товарищи. Бухгалтер Бьянки и синьора Роза вдруг  вместе  подумали
об одном и том же.
   - Посмотрим?
   - Не знаю... Прошло столько лет...
   - Давай посмотрим!.. Интересно, неужели до сих пор...
   Они на цыпочках подошли к двери и один за другим заглянули  в  замочную
скважину...

   Первый конец

   ...Посмотрев в нее, супруги Бьянки бросились друг  другу  в  объятия  и
расплакались.
   - Бедный Тино!
   - Бедный наш сынок!
   - Он так и не вылечился, никогда не вылечится...
   Оставшись один, Тино и в самом деле сразу уменьшился и  стал  ростом  с
трех- или четырехлетнего ребенка. Лицо у него было взрослое, брюки на  нем
были длинные, и майка была все та же, зеленая, но выглядел он карликом!
   - Выходит, по-прежнему нельзя оставлять его  ни  на  минуту  одного,  -
вздохнул бухгалтер Бьянки.
   - Может  быть,  это  мы  виноваты,  может  быть,  мы  мало  давали  ему
витаминов? - всхлипнула синьора Роза.
   - Что делать? - спросили они доктора, позвонив ему по телефону.
   - Только не отчаиваться!  -  ответил  доктор.  -  Тем  более  что  есть
прекрасный выход из положения. Жените его на какой-нибудь славной девушке,
у них появятся дети. И уж они-то не оставят его ни на минуту  в  покое!  И
болезнь его пройдет, словно ее и не было.
   - Ну конечно! - радостно воскликнул бухгалтер Бьянки.
   - Ну разумеется! - обрадовалась синьора Роза. -  Как  это  мы  сами  не
догадались?

   Второй конец

   Посмотрев в замочную скважину, супруги Бьянки бросились  друг  другу  в
объятия и заплакали от радости.
   - Какое счастье!
   - Как хорошо!
   - Он не уменьшился!
   - Он здоров!
   Тино и в самом деле не уменьшился не только ни на  один  сантиметр,  но
даже ни на  один  миллиметр  и  продолжал  спокойно  заниматься,  даже  не
подозревая о волнениях, которые испытывали его родители.
   У него было теперь  много  друзей,  много  интересных  дел  и  занятий,
которые привязывали его к жизни, у него было много планов, много надежд  и
еще больше желания работать. А это все такие вещи, которые всегда остаются
с человеком, даже если он сидит, в комнате совсем один и рядом никого нет.
Так что по-настоящему человек никогда не остается в одиночестве.

   Третий конец

   ...Посмотрев в замочную скважину, бухгалтер Бьянки  и  синьора  Роза  с
изумлением уставились друг на друга, не в силах произнести  ни  слова,  да
так и стояли целую минуту.
   - Как же это понимать?
   - Роза, будь добра, приготовь мне кофе, да покрепче, прошу тебя...
   - Да, да, мне тоже надо бы выпить чашечку... Что бы это значило?
   - Неслыханное дело!
   Что же они там увидели?
   Они увидели, что их сын Тино  стал  в  два  раза  выше  ростом,  и  ему
пришлось пригнуться, чтобы не удариться головой о потолок. Руки и  ноги  у
него стали длинными, как у жирафа. Но он, казалось, даже не замечал этого.
Он продолжал заниматься и что-то писал карандашом, который в его  огромных
руках казался крохотным, как зубочистка.
   - Теперь у него другая болезнь, -  вздохнул  бухгалтер  Бьянки,  дуя  в
чашечку с кофе.
   - И тоже очень редкая! - заключила синьора Роза.