Web rodari.ru




Джанни Родари

Путешествие Голубой стрелы

Оглавление




Глава семнадцатая. Полубородый капитал отправляется в плавание

На следующей остановке сошел Полубородый Капитан.
   Вот как это произошло. Мотоциклист поднял  руку,  и  колонна
остановилась.
   -- Дом Марине Росси, -- объявил он, не заглушая мотора.
   --   Марине?   Есть   мальчик,  которого  зовут  Марине?  --
послышался возглас. -- Тысяча китов-моряков!  Это  как  раз  по
мне.
   Вы, конечно, узнали голос Полубородого.
   --  Если  его  зовут Марине, то ему должно нравиться море. А
если ему нравится море, то он нуждается в корабле. А  если  ему
нужен  корабль,  то  к  его  услугам  самый  быстрый  и прочный
парусник в мире. Друзья, помогите мне снять корабль!
   Чтобы пройти в дом  Марине,  нужно  было  подняться  на  три
ступеньки.  Главный  Инженер  "Конструктора" выстроил наклонный
желоб, в желоб поставили корабль, и все вместе втащили  корабль
на порог.
   --  Спасибо,  остальное я сделаю сам, -- заявил Полубородый.
-- А вы идите по своим домам. Мне не терпится  посмотреть,  что
меня  ожидает.  Ну, двигайтесь дальше, чего же вы ждете? Тысяча
копченых китов, что вы заснули, что ли?
   Игрушки высыпали из поезда и грустно  глядели  на  Капитана.
Полубородый  был  дорог всем. Правда, он так ругался все время,
но ведь это не со зла: в сущности он был добрый человек.
   -- Мы есть все взволнованы,  --  произнес  Серебряное  Перо,
вынув изо рта трубку.
   --  Взволнованы?  Взволнованы?  Что такое? Мне незнакомо это
слово! И у меня под рукой нет словаря,  чтобы  посмотреть,  что
оно  означает.  А  даже если бы у меня был словарь, я совсем не
хочу смотреть в него.
   Но в действительности он тоже был  взволнован,  этот  старый
морской волк, Полубородый командир славного парусника.
   --  Мы встретимся, -- сказал он. -- Земля вертится, разве вы
не учили географию? Только горы остаются  на  своих  местах,  а
здесь я не вижу гор.
   Но  никто не двинулся с места до тех пор, пока он не вошел в
дом, таща за собой на цепях свой парусник.
   Глаза Полубородого привыкли к бурям и  тайфунам,  и  он  без
труда  освоился  в комнате, куда попал. Он сразу же заметил то,
что ему требовалось: чудесный таз с водой, как  раз  подходящий
для его парусника.
   --  Таз  приготовили, наверно, для умывания? -- спросил себя
Полубородый Капитан. Оставаясь один, он любил беседовать сам  с
собой.  И сам же себе ответил: -- Конечно. Хочу посмотреть, что
за лицо будет утром у нашего Марине,  когда  он  прибежит  сюда
умываться.  Могу спорить, что он еще будет совсем сонный. Глаза
у него будут слипаться, и сначала он ничего не  заметит.  Сунет
руки  в  таз  и  наткнется на паруса моего трехмачтовика или же
зацепится рукой за  верхний  мостик.  Уж  тогда-то  он  откроет
глаза.  В  этот  момент  я  отдам ему честь и скажу: "Я Капитан
Полубородый, мой флот ждет ваших приказаний".
   Бормоча таким образом. Капитан  с  помощью  скамеек,  щепок,
якорных  цепей  поставил  свой  трехмачтовик в таз, и тот мирно
закачался в нем.
   -- Наконец-то  мы  на  воде!  --  удовлетворенно  воскликнул
Полубородый.   --  Ночь  ясная,  снег  падать  перестал,  время
муссонов еще  не  наступило,  на  горизонте  нет  ни  акул,  ни
пиратов, в ожидании рассвета можно будет немножко вздремнуть.
   Так он и сделал.
   А при его пробуждении все произошло так, как он мечтал.

Глава 18>>

<<Вернуться к оглавлению