Web rodari.ru




Джанни Родари

Путешествие Голубой стрелы

Оглавление




Глава девятнадцатая. Будка № 27

Голубая Стрела мчалась сквозь  тьму  по  последнему  адресу.
Машинист,  Начальник  Поезда  и  Начальник Станции собрались на
паровозе. Все вагоны поезда были пусты.
   Снег наконец перестал. Холодный ветер разогнал облака, и  на
огромном небе, как в черном зеркале, засверкали звезды.
   Но  блеск их становился все более тусклым: близился рассвет.
Первые трамваи уже вышли  из  парка  и  медленно  двинулись  по
покрытым  снегом  рельсам.  Машинисту  приходилось  внимательно
смотреть по сторонам, чтобы какоенибудь из огромных чудовищ  не
раздавило поезд.
   --  Самая  безопасная дорога, -- сказал Начальник Поезда, --
это тротуар.
   -- Но это будет нарушением  правил,  --  возразил  Начальник
Станции.   --   Никогда  ни  один  уважающий  себя  паровоз  не
поднимется на тротуар.
   -- Мы можем ехать между двумя рельсами, -- сказал  Машинист.
-- Я высчитал, что трамвай пройдет над нами и не заденет нас.
   Трамвай  проходил  над  Голубой Стрелой, даже не касаясь ее.
Трем железнодорожникам вагоны  казались  огромными  грохочущими
тоннелями,  которые  двигались.  Сначала  экипаж Голубой Стрелы
немножко волновался, но затем все привыкли и успокоились.
   Дом  Роберто,  последнего  мальчика,  который  остался   без
подарков,  находился  за городом, в поле. Так, по крайней мере,
было написано в списке. А сейчас посмотрим, правду  ли  говорит
список.
   Машинист,  Начальник  Поезда и Начальник Станции не поверили
своим глазам. Список привел их прямехонько к настоящей железной
дороге.
   В окошке маленькой будки горел свет. Обходчик  не  спал.  Он
выходил  к  каждому проходящему поезду, сигналил ему, покачивая
своим фонарем, потом отряхивал от  снега  ноги  и  скрывался  в
будке.  Перед  будкой,  вправо  и  влево, как две стальные змеи
вытянулись бесконечные рельсы.
   Что это были за рельсы! Железнодорожники Голубой Стрелы даже
во сне таких не видали. А поезда? Земля начинала дрожать, когда
их еще не было видно. Потом, как ураган, нарастал,  приближался
страшный  грохот, приходилось затыкать уши, чтобы не оглохнуть.
Три наших маленьких железнодорожника боялись  за  свои  головы,
которые, казалось, готовы были лопнуть от шума.
   И  вот  появлялся  поезд,  огромный,  как  город на колесах.
Вагоны были величиной с дом, с сотнями освещенных окошек. Когда
поезд проходил, три наших героя долго не могли прийти  в  себя.
Хотя  они  плотно закрывали уши, грохот наполнял их головы и не
хотел выходить оттуда. Им приходилось трясти головой  и  совать
палец  в  уши,  как  делают  пловцы, когда хотят, чтобы из ушей
вытекла вода. И тогда они снова могли слышать.
   -- Что вы скажете?! -- воскликнул  Начальник  Поезда,  глаза
которого сверкали от страха и восторга. -- Вот это поезд!
   -- Да! -- кричал Машинист. -- Никогда в жизни не видел такой
красоты!
   --  Ребята, нам подвезло! -- кричал в свою очередь Начальник
Станции. -- Роберто, наверно, сын стрелочника.  Мы  будем  жить
здесь и ежедневно видеть сотни поездов!
   --  Ну  что  ж,  войдем? -- спросил Машинист, приготовившись
запустить мотор.
   -- Давайте немного подождем, -- предложил Начальник Станции.
-- Может быть, пройдет еще один поезд.
   Недалеко от будки возвышался  плетень.  Они  укрыли  за  ним
Голубую  Стрелу, а сами присели на ветку какого-то кустарника в
ожидании проходящего поезда.
   Не прошло и нескольких минут,  как  волной  пронесся  глухой
шум, загрохотал сильнее грома и вдруг так же внезапно смолк.
   -- Это не поезд! -- воскликнул Начальник Станции.
   Дверь  будки  отворилась,  на  пороге  появился обходчик. Он
поднял фонарь на уровень лица и огляделся. Похоже было, что  он
чем-то встревожен.
   -- Роберто! -- позвал он. -- Роберто!
   В окошке показалось заспанное лицо мальчугана.
   --  Одевайся  скорее,  наверно, что-то случилось. Это, может
быть, обвал или оползень.
   -- Иду! -- поспешно ответил мальчик.
   Окно затворилось с сухим стуком.  Через  мгновение  появился
Роберто.  Он одевался на ходу. В его руке раскачивался такой же
фонарь, как у отца.
   -- Возьми один из флажков, --  приказал  отец,  --  и  пойди
осмотри  рельсы  слева,  а  я  погляжу  с  другой стороны. Если
заметишь что-нибудь на рельсах, беги скорее  ко  мне.  Осталось
десять минут до прихода скорого.
   Отец   побежал  направо.  Роберто  схватил  красный  флажок,
стоявший у двери, и побежал в противоположную сторону. Ноги его
по колено проваливались в снег, но он не замечал этого.
   -- Скорее, скорее! -- шептал мальчик. -- Через десять  минут
пройдет скорый. Вдруг произойдет крушение?
   Через  сотню  метров  он  наткнулся на огромную кучу снега и
камней, рухнувших с холма на рельсы. Если  поезд  наткнется  на
обвал,  непременно  произойдет  крушение. Роберто почувствовал,
как у него задрожали ноги. Ведь ему было всего одиннадцать лет.
Ему показалось, что он слышит вдали шум приближающегося поезда.
Он представил себе, как  стальное  чудовище  наткнется  на  эти
камни  и  вагоны  полетят  кувырком;  ему  казалось, что он уже
слышит стоны раненых из-под дымящихся обломков вагонов.
   Роберто вздрогнул, повернулся и побежал к  будке,  бессвязно
выкрикивая  какие-то  слова.  Вдруг  он  поскользнулся и упал в
снег, быстро вскочил, снова упал и сильно ударился  коленом  об
рельс. Он попытался подняться, но не смог.
   Тогда  мальчик  изо всех сил принялся звать отца. Но отец не
слышал его: с той стороны с  нарастающим  грохотом  приближался
скорый.
   Силы покинули Роберто. Поезд мчался уже в двухстах метрах от
него.   Он  поднялся  из  последних  сил  и,  стиснув  зубы  от
нестерпимой боли, отчаянно замахал красным флажком, который  не
выронил при падении.
   -- Стой! Стой! -- кричал он.
   Грохот  поезда  заглушал его голос. Паровоз мчался вперед на
полной скорости, его сверкающие фары надвигались  все  ближе  и
ближе. Вот он уже в ста метрах от Роберто, в пятидесяти...
   Внезапно  заскрипели  тормоза,  поезд  резко  замедлил ход и
остановился в двух шагах от Роберто.
   Машинист соскочил с паровоза и бросился навстречу мальчику.
   -- В чем дело? Что случилось?
   -- Обвал, -- прошептал Робертом -- там обвал... -- И потерял
сознание. Ему  казалось,  что  он  погрузился  в  мягкий  снег,
который  был  почему-то  мокрым  и горячим. Больше он ничего не
слышал
   Через некоторое время мальчик очнулся в своей кроватке.
   -- Обвал, -- прошептал он, -- обвал...
   -- Тише, тише, -- ласково  прошептал  незнакомый  голос.  --
Опасности нет.
   Роберто с трудом открыл глаза.
   Комната  была  полна народу. Какой-то синьор в золотых очках
склонился над ним и щупал пульс.  Это  был  доктор,  ехавший  в
скором поезде, его позвали на помощь мальчику.
   -- Папа, -- едва слышно прошептал Роберто.
   -- Я здесь, мой мальчик.
   Собравшиеся  в  комнате  люди,  затаив  дыхание,  следили за
мальчиком. Когда он очнулся, все облегченно вздохнули  и  разом
заговорили.
   --  Какой  молодец, -- говорили они, -- ты спас жизнь сотням
людей.
   -- Если бы не ты, весь  состав  полетел  бы  под  откос.  Ты
храбрый   мальчуган,  --  гладя  Роберто  по  голове,  произнес
какой-то железнодорожник.
   Это был Начальник Поезда. Роберто улыбнулся ему, но сразу же
поморщился: он почувствовал резкую боль в коленке.
   -- Тебе больно? -- спросил доктор.  --  Ничего,  все  быстро
заживет.   А  если  бы  ты  потерял  сознание  минутой  раньше,
произошло бы крушение. Ты крепкий храбрый мальчуган.
   Роберто больше не чувствовал боли, так ему было приятно  это
слышать.
   Через два часа путь расчистили, и поезд отправился дальше.
   Роберто и его отец остались одни.
   И  только  тогда  они  заметили, что в комнате находится еще
кто-то. Кто-то или что-то? Это была Голубая Стрела,  которая  в
царившей   суматохе  незаметно  пробралась  в  комнату.  Экипаж
Голубой Стрелы с волнением  следил  за  всем  случившимся.  Они
заняли  свои  места,  серьезные  и  молчаливые,  как и подобает
настоящим железнодорожникам, но сердца их были полны нежности и
любви к мальчику, спасшему поезд.
   -- Посмотри! -- воскликнул отец. -- Что это?
   -- Это электрический поезд, папа! Электрический поезд! Какой
он чудесный! Я не говорил тебе, но мне так хотелось иметь  его.
Посмотри,   какой   он  красивый.  А  на  платформах  нагружены
рельсы... Могу спорить, что, если проложить их, они опояшут всю
комнату!
   -- Но это не я купил его, -- смущенно сказал отец, -- я вижу
этот поезд впервые в жизни...
   Роберто недоверчиво посмотрел на него.
   -- Ладно, папа, не разыгрывай меня... Ты хотел подарить  мне
его утром на Новый год, но я встал раньше и увидел его. Правда?
Так ведь?
   --  Нет,  нет,  маленький,  уверяю  тебя, что ты ошибаешься.
Знаешь,  что  мне  пришло  в  голову:  наверно,  ктонибудь   из
пассажиров скорого поезда вез его в подарок своим детям и решил
его  оставить  тебе,  потому  что  ты  уже  сделал самый лучший
подарок его ребятам: спас жизнь их папы.  Конечно,  это  так  и
было.  Видишь,  какой  прекрасный  поезд?  Я никогда не смог бы
купить тебе такой...
   Роберто улыбнулся.
   -- Пусть будет так, -- сказал он. -- Предположим,  что  этот
поезд оставил мне какой-то синьор, ехавший на скором.
   Машинист,  Начальник  Поезда  и  Начальник  Станции  Голубой
Стрелы  слышали   весь   этот   разговор   и   знали,   что   в
действительности  было  совсем  не  так.  Но они скорее дали бы
отрезать себе язык, чем открыли бы свою тайну. У  каждого  есть
своя  гордость,  не так ли? А впрочем, разве кто-нибудь слышал,
чтобы  Машинист,   Начальник   Поезда   и   Начальник   Станции
игрушечного поезда могли разговаривать? Одно дело -- в сказках,
и  совсем  другое  --  в  настоящей  жизни.  Голубая Стрела еще
несколько страниц назад находилась  в  сказке.  Сейчас  же  она
вошла в настоящий дом, где настоящий мальчик совершил настоящий
подвиг. Три маленьких игрушечных железнодорожника теперь знают,
что  недаром  проделали  они такой путь и приехали к Роберто, в
маленькую будку около самой  линии  железной  дороги.  Ручаюсь,
что,  если  бы  им пришлось повторить весь этот путь и пережить
снова все их опасные  приключения,  они  не  колебались  бы  ни
минуты.
   Роберто   нежно   погладил   замечательную  игрушку,  и  ему
показалось, что она дрожит  у  него  под  рукой,  но  потом  он
подумал: "Какой я глупый! Это дрожит моя рука".

Глава 20>>

<<Вернуться к оглавлению