Web rodari.ru




Джанни Родари

Путешествие Голубой стрелы

Оглавление




Глава двадцатая. Франческо едет в коляске

   Где же мы оставили других героев нашей истории?
   Кнопка,  бедный,  верный  щенок,  все  еще  лежал  на пороге
пустого дома, откуда исчез Франческо. Было холодно,  хотя  снег
уже перестал падать. Хвост у Кнопки замерз и стал как сосулька,
но он не уходил со своего поста.
   А  Франческо? Франческо все еще сидел на скамейке в коридоре
полицейского участка.
   Неважная подушка -- кирпичная стена! Но  Франческо  все-таки
уснул, да так крепко, что ничего не видел во сне.
   Бедная  старушка  Фея  все еще разносила подарки. Руки у нее
замерзли, но она  не  могла,  конечно,  оставить  свою  работу.
Старая  служанка была с ней: в полночь Фея па минутку вернулась
домой выпить чашку кофе и нашла там верную Терезу.
   Кто знает, может быть, мы еще встретимся с ними, прежде  чем
кончится наша история. А сейчас давайте отыщем ночного сторожа.
Того самого сторожа, который подобрал и починил Канарейку.
   Клетка  с Канарейкой висела на руле его велосипеда, и, когда
ему нужно было поворачивать, вместо резкого звонка  раздавалась
нежная  трель  Канарейки. Но вот сторож остановился и прислонил
велосипед  к  стене  магазинчика  Феи,  а   сам   стал   ходить
взад-вперед,  топая  ногами,  чтобы  согреться.  Нам  ничего не
остается делать, как влезть в его голову и посмотреть,  что  он
думает.
   "Надеюсь,  что синьора скоро придет, -- думал ночной сторож,
-- а то у меня отмерзнут ноги".
   Итак, ночной сторож ожидал Фею. Может быть, он хотел вернуть
ей Канарейку?  Нет,  нет,  дело  касалось   не   Канарейки,   а
Франческо.
   Видите  ли,  ночной сторож был знаком с Франческо. Много раз
он встречал его, когда мальчик возвращался со своей  работы  из
кинотеатра, и немного провожал его домой.
   --  Почему  ты  не  едешь  на  трамвае?  -- спрашивал ночной
сторож.
   -- Потому, что это очень дорого, -- отвечал Франческо.
   -- Да-а, -- соглашался сторож, почесывая затылок.
   --  Мне  нужно  приносить  домой  все  деньги,   которые   я
зарабатываю. Их и так очень мало...
   --  Да-а,  -- бормотал ночной сторож. -- Невесело работать в
твои годы, не так ли?
   -- Я не жалуюсь, -- отвечал Франческо,  --  я  даже  доволен
этим.  Ведь  я  уже  работаю,  как  большой. Правда, у меня нет
времени поиграть, да и игрушек у меня нет и никогда не было...
   -- Конечно, -- говорил ночной сторож, -- конечно.
   Мальчик болтал, мужчина слушал.  Он  любил  этого  мальчика,
который  уже  работал,  как взрослый, и один ночью ходил пешком
через весь город, зажав в кулачке свой жалкий заработок.
   Ночной сторож видел,  как  арестовали  воров,  и,  к  своему
удивлению,  увидел среди них Франческо, на которого тоже надели
наручники и, как преступника, отвезли в полицию.
   "Я не верю этому, -- сразу же подумал ночной сторож, -- этот
мальчик не может быть вором. Я знаю его, как своего сына".
   Он побежал в полицию, но его выгнали оттуда.
   -- Думай о своей работе, -- сказали ему полицейские, -- а  о
ворах  позаботимся  мы.  Иди-ка лучше сторожить, не то, пока ты
болтаешь тут, воры успеют ограбить все  магазины  города.  Этот
мальчик твой родственник?
   -- Нет, он мне не родственник, но...
   --  Тогда  не  мешай.  Мы  сами  разберемся.  Знаем  мы этих
воришек!
   Огорченный ночной сторож вернулся к своей  работе.  Внезапно
ему пришла в голову мысль, что в этом деле может помочь хозяйка
магазина.
   "Синьора,  --  скажет  он  ей,  --  в  полиции меня не хотят
слушать. В самую новогоднюю ночь  бедного  мальчика  бросили  в
тюрьму  как  вора.  Почему  бы  вам  не  пойти вместе со мной в
полицию и не освободить его? Достаточно будет, если вы скажете,
что ничего не украдено, что  знаете  этого  мальчика.  Сделайте
что-нибудь для него. Может быть, с вами полиция согласится".
   Погруженный  в  свои  мысли,  сторож  не  заметил  Феи  и ее
служанки, которые верхом на метле свернули  в  ворота  и  через
окошко  проникли в магазин. На мгновение из-под шторы показался
свет, и сторож понял, что внутри кто-то есть.
   Он подошел поближе и постучал.
   -- Кто там? -- спросил голос служанки. -- Что  вы  хотите  в
такое время?
   --   Я  ночной  сторож,  мне  нужно  поговорить  с  вами  по
неотложному делу.
   -- Сейчас мы ложимся спать. Приходите попозже.
   -- Но я вам говорю, что дело срочное.
   -- Когда хочется спать, самое срочное дело  --  это  лечь  в
кровать.
   Послышался   другой  голос  --  голос  Феи,  который  что-то
спрашивал.
   -- Ничего, синьора баронесса, это всего-навсего сторож.
   "Наверно, это хозяйка", -- подумал сторож и позвал:
   -- Синьора баронесса! Синьора баронесса!
   Услышав слово "баронесса". Фея смягчилась.
   -- Одну минутку! Сейчас я прикажу  поднять  штору.  Входите,
пожалуйста. Чем я могу быть вам полезна?
   В  двух  словах  сторож  рассказал ей о случившемся. Фея без
труда вспомнила Франческо.
   -- Я помню этого мальчика, -- сказала она. -- Он бедняк и, к
сожалению, не числится в списках моих клиентов.  Я  никогда  не
могла  ничего  подарить  ему.  И  мне было очень жаль мальчика,
уверяю вас. Мне хотелось бы, чтобы все дети  были  довольны.  Я
очень устала, но я пойду с вами в полицию. Вы довольны?
   Через  десять  минут  Фея  и  ночной  сторож предстали перед
дежурным полицейским.
   -- Мы хотим поговорить с начальником, -- сказала Фея.
   -- В такое время? Да вы еще не проснулись, что ли? Начальник
придет в девять часов.
   -- Позовите его сейчас же!
   -- Позвать его? Да вы с ума сошли!
   Фея разошлась:
   -- Я сошла с ума? Думай, что говоришь! К твоему сведению,  я
почти  баронесса.  И если ты немедленно не вызовешь начальника,
будешь раскаиваться в этом всю свою жизнь!
   Словом,  она  совсем  запугала  дежурного.  Бедняга   вызвал
начальника,   бросая   грозные   взгляды  на  сторожа,  который
исподтишка потирал руки от удовольствия.
   Приехал заспанный начальник. Фея и его отругала.
   Что за темперамент, друзья мои! Эта сердитая старушка  умела
держать людей в руках!
   --  Хорош начальник! Почему вы позволяете держать целую ночь
под арестом бедного мальчика?
   -- Но я  никого  не  держу.  Он  остался  здесь  в  ожидании
допроса.
   --  А,  так?!  Ну что ж, допрашивайте его. И быстрее, у меня
дома уже вскипел кофе.
   Полицейский разбудил Франческо. Мальчик едва стоял на  ногах
от  усталости.  Холодок  пробежал  по его спине, когда он узнал
Фею.
   Конечно, она пришла  обвинять  его!  Ведь  она  столько  раз
видела  его  у своего магазина. Может быть, Фея думает, что это
он подготовил налет на ее магазин.
   -- Синьора, я ничего не взял, -- прошептал мальчик, -- это я
поднял тревогу и позвал полицейских.
   -- Именно так и было, -- энергично сказала Фея, -- а теперь,
когда все выяснилось, пойдем.
   -- Минутку, -- всполошился начальник, -- откуда  вы  знаете,
что  дело  было  именно  так?  Этот  мальчик  мог  солгать!  Мы
захватили его в компании двух опасных воров.
   -- Солгать? Неужели я стала так стара, что не  могу  понять,
когда  мальчик  врет, а когда говорит правду? Этот мальчик спас
мой магазин, а вы посадили его  в  тюрьму,  вместо  того  чтобы
наградить.  Где  же справедливость? Но я сама позабочусь о том,
чтобы отблагодарить его. Пойдем!
   Начальник развел руками. С  этой  грозной  старушкой  ничего
нельзя  было  сделать.  Она  взяла  Франческо  за руку, бросила
сердитый взгляд на полицейских и направилась к  двери.  Часовые
отдали  ей честь, как генералу, и уверяю вас, что в этот момент
походка Феи была более величественна, чем походка самых великих
генералов истории.
   Ночной сторож от радости не рассчитал разбега и, вместо того
чтобы прыгнуть в седло  велосипеда,  перемахнул  через  него  и
свалился в снег.
   -- Не ушиблись? -- спросила Фея.
   -- Чепуха, я чертовски рад за мальчика! -- ответил сторож.
   Он  дружески  попрощался  с Франческо, поцеловал ручку Фее и
удалился.
   -- Симпатичный парень, --  заметила  Фея,  смотря  на  руку,
которую  он  поцеловал.  --  Знает,  как вести себя с настоящей
синьорой.
   Другой  рукой  она  держала  вспотевшую  от  волнения   руку
Франческо.
   Фея  была  не  такая  уж  плохая:  это она освободила его, а
сейчас держала за руку и вела по  темному  городу,  как  старая
храбрая бабушка.
   Служанка  не  поверила своим глазам, когда увидела их обоих.
Она сразу же приготовила третью чашку кофе и  вынула  из  шкафа
стеклянную  вазу  со старыми засохшими пирожными. Пирожные были
крепкие, как цемент, но зубы  Франческо  были  еще  крепче;  он
жевал до тех пор, пока ваза не опустела.
   --  Смотрю  я, как ты перемалываешь эти пирожные, и завидую.
Мне бы такие крепкие зубы, -- проговорила Фея.
   Франческо, улыбаясь, смотрел на нее. Потом он встал:
   -- Мне нужно  вернуться  домой,  а  то  мама  уже,  наверно,
беспокоится.
   Фея почесала за ухом.
   --  Я хотела подарить тебе что-нибудь, -- сказала она. -- Но
в эту ночь я опустошила  весь  магазин,  в  нем  остались  одни
только  мыши. Я знаю, тебе нравится этот чудесный электрический
поезд Голубая Стрела, но я не знаю, куда он делся.
   -- Неважно, -- улыбаясь, ответил Франческо. -- Тем более что
у меня даже нет времени играть. Вы же  знаете,  мне  приходится
работать.  В полдень я продаю газеты, а вечером продаю карамели
в кинотеатре.
   -- Послушай, -- сказала вдруг Фея, которую осенила  какая-то
идея. -- Я уже давно собираюсь взять себе в магазин приказчика.
Он  должен  содержать  в  порядке  игрушки,  следить за почтой,
подсчитывать выручку. По правде сказать, я стала хуже видеть  и
уже  не  могу  работать  так,  как  раньше.  Хочешь  быть  моим
приказчиком?
   Франческо затаил дыхание от радости.
   -- Быть приказчиком Феи! -- воскликнул он.
   -- Приказчиком магазина, конечно. Не думай, что я пошлю тебя
разносить на метле подарки клиентам.
   Франческо осмотрелся  вокруг.  Каким  красивым  казался  ему
сейчас  магазин,  пусть  даже  с  пустой витриной и со шкафами,
заваленными бумагой!
   -- На этой работе не обморозишь руки, --  весело  проговорил
он,  показывая  распухшие от мороза пальцы. -- А газеты я лучше
буду читать, чем продавать.
   --  Значит,  договорились,  --  сказала   Фея.   --   Завтра
приступишь к работе.
   Франческо  поблагодарил  и  попрощался  с  ней.  Он  вежливо
раскланялся и со служанкой, которая немножко  ревновала  его  к
хозяйке. Но она не могла долго злиться на мальчика, который так
доверчиво смотрел на нее, и улыбнулась ему на прощание.
   --  Подожди-ка,  --  сказала  Фея. -- Я вызову тебе коляску.
Теперь ты у меня на службе, и я не хочу, чтобы ты простудился.
   Коляску! До этого  дня  Франческо  несколько  раз  ездил  на
коляске,  прицепившись  сзади,  где  обычно  шалуны прячутся от
кучера и его кнута. Теперь же он забрался на  кожаное  сиденье,
кучер покрыл ему ноги чудесным желтым ковриком, влез на козлы и
щелкнул кнутом.
   Лошадь тронулась мелкой рысцой.
   "Как  жаль,  что  никого  нет  на улице, -- думал Франческо,
глядя на небо, которое только еще начинало  чутьчуть  светлеть.
-- Никто не увидит меня в коляске. Но когда я приеду домой, то,
прежде чем слезть, позову маму. Она и братья подбегут к окну, и
в это время я сойду с коляски. Вот вытаращат они глаза!"
   Его  веки  становились  все  тяжелее  и  тяжелее.  Потом они
сомкнулись, и он крепко заснул, убаюканный мягким  покачиванием
коляски,  плавно катившейся по снегу. 

Глава 21>>

<<Вернуться к оглавлению