Web rodari.ru




Джанни Родари

Путешествие Голубой стрелы

Оглавление




Глава двадцать первая. Кпопка хочет умереть

Дневной свет вывел Кнопку
из оцепенения.
   "Пока я еще двигаюсь, -- подумал он, -- незачем  умирать  от
холода на пороге необитаемого дома. Я слышал о собаках, которые
умирают  на могиле своего хозяина, но у меня еще нет хозяина, а
этот дом не могила. Разомну-ка я немного ноги".
   Он попробовал завилять хвостом, но это ему удалось с трудом,
так как хвост совсем замерз. Затем он  сунул  нос  в  снег  (от
этого,  он  слыхал,  согревается  кончик  носа).  Потом  Кнопка
стряхнул снег со спины и отправился в путь. Куда?  Неважно.  Не
всегда  собаки  знают,  куда  они  идут.  А  это ведь настоящие
собаки, так что же вы хотите от игрушечного щенка?
   Кнопка  бродил  по  городу,  увертываясь   от   бесчисленных
трамваев и проваливаясь в лужи.
   Один раз в витрине он увидел свое отражение.
   "Странно,  --  подумал он, -- по-моему, я стал больше. Очень
странно:  за  целый  год  в  витрине  Феи  я  не  вырос  ни  на
сантиметр".
   Он  прошел  мимо  бронзового  Памятника патриота на лошади и
окликнул его. Памятник не шевельнулся и не ответил.
   Выпало много снегу, и борода патриота стала совсем белой,  а
лошадь  покрылась  холодным  белым покрывалом. Кнопка несколько
минут смотрел на него. Затем вздохнул и побежал  прочь,  потому
что  большой  ком снега сорвался с гривы лошади и устроил щенку
хороший душ, в котором он совсем не нуждался.
   Внезапно раздался звонок. Кнопка обернулся и увидел ехавшего
на велосипеде приказчика с большой корзиной за  плечами.  Щенок
скрылся  в  подъезде  и подождал, пока тот проедет. Он не очень
доверял людям. В конце концов это был дикий пес, почти волк.
   Правда, волк не лесной, а витринный.
   Кнопку тяготило одиночество. Он так  хотел  бы  поболтать  с
кем-нибудь.   Разве   можно  жить  без  друзей,  товарищей?  Он
попробовал поговорить сам с собой.  Пристроился  около  лужи  и
стал разговаривать со своим отражением.
   --   Куда  ты  идешь,  бедный,  маленький,  заблудившийся  и
замерзший щенок? -- спросил он.
   --  Куда  ты  идешь,  бедный,  маленький,  заблудившийся   и
замерзший щенок? -- ответила ему лужа.
   -- Что ты повторяешь мои слова, как попугай?
   --  Что  ты  повторяешь  мои слова, как попугай? -- ответило
отражение.
   -- Дурак! -- разозлился Кнопка.
   -- Дурак! -- ответило ему отражение.
   Видите, как плохо быть одиноким? Вас сразу обзывают  разными
нехорошими словами.
   Сейчас  Кнопка  отдал  бы  половину  хвоста,  лишь  бы найти
товарищей. Он попробовал побежать за приказчиком, проехавшим на
велосипеде, но тот уже уехал слишком далеко, и Кнопка,  высунув
язык  от быстрого бега, вскоре отстал и потерял его из виду. Но
вот  из  боковой  улицы  выехал  другой  велосипедист.   Кнопка
радостно  бросился ему навстречу. От неожиданности велосипедист
потерял равновесие и свалился в канаву, заваленную снегом.
   -- Паршивый щенок! -- закричал он, слепил снежок и бросил им
в щенка.
   Снежок попал Кнопке прямо в глаз, и бедняжка с воем  побежал
прочь. Какой успех! Чуть было не подружился с велосипедистом!
   Он присел у какого-то дерева и стал лечить глаз, из которого
непрерывно   текли   слезы.   Глаз   невыносимо  болел.  Кнопка
согласился бы вырвать глаз, только бы не чувствовать этой боли.
   Рассвело. Небо уже не казалось таким низким  и  черным,  оно
стало серым и поднялось высоко над крышами.
   "Будь сейчас луна, я смог бы повыть и полаять бы на нее, как
делают  другие  собаки,  --  подумал  Кнопка. И тут же возразил
себе: -- Другие собаки, но не ты, неумеющий лаять ".
   Над этим вопросом Кнопка размышлял долго. Почему он не умеет
лаять? Может быть,  он  еще  маленький?  Может  быть,  он  мало
упражнялся?
   И   вот   он   стал   учиться   лаять.  Раздались  жалкие  и
пронзительные вопли, от которых прослезились  бы  камни.  Но  у
камней  нет  ушей,  а  у  горожан  есть.  Одно,  два,  три окна
распахнулись над головой Кнопки.
   Несколько тазов  холодной  воды  окатило  Кнопку  с  ног  до
головы. С жалобным воплем он убежал прочь.
   "Хороший  результат!  -- думал Кнопка вне себя от отчаяния и
смущения. -- Еще один такой душ, и я перейду в другой мир,  так
и не научившись лаять".
   Бедняга   совсем   отчаялся:  "Лучше  бы  я  пошел  с  моими
товарищами. Теперь они сидят в теплой комнате. Скоро  проснутся
дети  и  так  обрадуются им! А чего я достиг своей преданностью
Франческо? Щенок не должен позволять себе роскошь  думать.  Что
мне  теперь  делать?  Куда  идти?  Мне  ничего не остается, как
умереть".
   Решив умереть, он растянулся  на  трамвайной  линии.  Первые
трамваи  уже  счистили снег со стальных рельсов, и они отливали
голубым светом в  бледных  лучах  восходящего  солнца.  Но  вот
рельсы слегка задрожали.
   Приближался трамвай. Пора. Прощай, Кнопка, тебе не повезло в
жизни.  Так  встреть  смерть  так  же  смело,  как  встретил ее
Генерал. Бродячие собаки на твоем примере  поймут,  что  нельзя
оставаться в мире одиноким.
   Трамвай  быстро приблизился, но в нескольких шагах от Кнопки
резко затормозил. Вожатый спрыгнул на землю.
   -- Смотрите, щенок! Щенок, который хочет  умереть!..  Видали
вы когда-нибудь такую картину?
   Кнопка  вскочил  и, поджав хвост от смущения, побежал прочь.
Даже умереть ему не давали спокойно.
   -- Эй ты! -- звал его вожатый. -- Верный, Верный, иди сюда!
   Он называл много имен, но Кнопка не ответил ни на одно, хотя
прекрасно понимал, что у вожатого  не  было  плохих  намерений.
Вернее,  именно поэтому он и не отзывался. Он так отчаялся, что
не желал больше ничьей дружбы. Ему хотелось  только  одного  --
умереть.
   -- Верный, Тузик, Ральф, Щенок, Послушный, иди сюда!
   Кнопка  даже  не  повернулся. Вожатый сел в трамвай, включил
мотор и поехал дальше, сигналя и внимательно смотря на рельсы.
   Кнопка спрятался  за  уличной  тумбой.  Трамваи  с  грохотом
проходили в десяти шагах от него, но он не осмеливался выйти из
своего  укрытия.  А  как  они весело сигналят, эти трамваи! Как
сверкает  солнце  на  трамвайных  окошках!  Какие  симпатичные,
добрые   лица   у   вожатых!  Видно  было,  что  эти  люди,  не
задумываясь, снимут с себя куртку,  чтобы  укрыть  замерзавшего
щенка,  а по утрам будут кормить его белым хлебом, намоченным в
молоке.
   Кнопка вздохнул.
   Неподалеку послышался стук  копыт.  Старая  лошадь  медленно
тащила по снегу коляску.
   "Брошусь  под  коляску,  --  решил Кнопка. -- Если лошадь не
раздавит меня копытами, я все равно попаду под колеса".
   Когда коляска была в двух шагах, он закрыл глаза и  бросился
под  копыта.  Но лошадь заметила его. Лошади хорошо видят, даже
из-под шор. Копыта лишь пригладили взлохмаченную шерсть Кнопки,
не причинив ему никакого вреда. Коляска чуть-чуть отклонилась в
сторону -- Кнопка  остался  цел  и  невредим.  Тогда  он  всеми
четырьмя  лапами  уцепился за коляску и повис сзади, где обычно
цепляются шалуны, чтобы не получить кнута от кучера и  проехать
бесплатно.
   По  правде  сказать,  он  устроился  совсем  неплохо: колеса
поднимали легкую снежную пыль, которая свежей  струей  обдавала
Кнопку.  Под  ним  и  по  обеим  сторонам  коляски бежала белая
гладкая дорога. Справа и слева отступали дома.
   "Как хорошо ехать в коляске!" -- подумал Кнопка.
   Вы помните, то же самое подумал и Франческо.
   "Буду ездить вместе с коляской взад-вперед,  а  потом  видно
будет, -- решил Кнопка. -- По-моему, кучер не заметил меня".
   Через  некоторое  время Кнопке надоело ехать на запятках. Он
решил сравнить, где лучше: в коляске или на запятках.
   "Пожалуй, наверху гораздо лучше,  --  подумал  он.  --  Там,
должно быть, красные сиденья, как в купе первого класса Голубой
Стрелы. Ручаюсь, что на сиденье можно вытянуться".
   Пустив  в ход зубы, лапы и хвост. Кнопка забрался в коляску.
Внутри было тепло. Щенок почувствовал под ногами нежный, мягкий
бархат.
   "Немножко темновато, -- подумал он, -- но даже лучше, чем  в
Голубой  Стреле.  Боюсь,  что  намочу  подушку  своими  мокрыми
лапами. Хотя не все ли мне равно? Я еду  в  коляске  впервые  в
жизни  и  хочу  как  следует  насладиться  поездкой.  Сейчас  я
растянусь на сиденье и посплю немножко".
   Он вытянулся... но неожиданно стукнулся головой обо  что-то,
вернее, об кого-то.
   "Кто  же  сидит  в коляске?" -- испуганно подумал Кнопка. Он
открыл свои маленькие  серые  глазки,  и  вдруг  сердце  бешено
забилось у него в груди.
   Прислонившись  к спинке сиденья, подложив под голову руку, в
коляске спокойно спал какой-то мальчик.

Глава 22>>

<<Вернуться к оглавлению